logo
 
?

рулетка железная

Таков вкратце сюжет фильма “Кавказская рулетка”, который снимает сейчас режиссер-постановщик Федор Попов. ноги твоему Руслану целовать, чтоб Сереженьку моего отпустил. — Снимать будем через несколько минут, — охрипшим голосом, выпуская облачко пара, произнес оператор Ломер Ахвледиани (“Старые клячи” и “Тихие омуты” Эльдара Рязанова), — когда этот уродливый дом проедем. — Рабочий момент, — качает головой актриса, — физически гораздо тяжелее выносить ночные съемки, а на этом фильме их было много — смен 15—20. ”), бежит от войны и своего прошлого русская снайперша и любовница чеченского командира Анна — Татьяна Мещеркина (сериал “Сыщики”).

Цена жизни и свободы одного — возвращение другого к отцу-чеченцу. Когда шуршание за стенкой стихло, тайм-аут взял оператор. Не хочу, чтобы он животы вспарывал, головы отрезал!

Это его режиссерский дебют, хотя в кино он не новичок — был и директором, и продюсером многих картин. — с ненавистью цедит сквозь зубы хрупкая блондинка, откидывая полосатое казенное одеяло. — даже в полумраке купе видно, как блестят слезы на глазах женщины постарше. Актрисам тут же принесли толстые шарфы и кофты — ведь снимаются они в совсем легких блузках (по сценарию время года — теплая кавказская осень). Зато днем я все окрестности объездила, была в Давидовом монастыре, в Новом Иерусалиме. Ее преследует мать раненого, попавшего в плен солдата Мария — Нина Усатова (“Холодное лето 53-го”, “Окно в Париж”, “Женская собственность”, “Барак”) — чеченцы отпустят ее сына, если она вернет в аул малыша.

Тут поезд дернулся, за стенкой купе зашелестела фольга, громыхнул чайник, и режиссер скомандовал: “Стоп”. В почтовом вагоне, спасая грудного сына (“Я не хочу, чтоб мой сын зверем рос!

Неужели думаешь, что я сына тебе отдам, и ты его обратно в горы повезешь?

У каждой матери своя правда, и каждая ради спасения своего ребенка готова на все. “Сегодня нам хороший машинист достался, везет мягко, не рывками, — со знанием дела говорит помощник режиссера, — за время съемок мы, наверное, не одну тысячу километров накрутили.

У каждой — шанс минимальный, как в “кавказской рулетке”, где в барабане нет лишь одного патрона. Считайте сами: кольцо — 6 км, скорость — 30 км в час”.

В советские годы “вагонные” сцены снимали в павильоне, для них строили специальные декорации.

Нынче это дорого, поэтому съемки идут под Щербинкой, на Экспериментальном железнодорожном кольце, где испытывается все, что связано с железной дорогой, — от тепловозов до гаек.

— Мы взяли в аренду обычный вагон, — проводит небольшую экскурсию по “почтовику” режиссер Федор Попов, — и все внутри перестроили.

Придумали внешние площадки, чтобы осветить снаружи окна.

Сделали два купе с раздвижными стенками, соорудили подобие почтового и багажного отделений.